Как тренинг сводит с ума?

Несмотря на целый ряд зафиксированных случаев сумасшествия, возникшего под влиянием деструктивного тренинга (а это только зафиксированные случаи), некоторые считают, что деструктивный тренинг послужил лишь спусковым крючком, а не явился настоящей причиной сумасшествия. Соответственно эти люди придерживаются объяснительной схемы, в соответствии с которой психоз может проявиться, только если зрел годами, и может стать явным просто если человеку, например, наступили на ногу в транспорте. Ниже мы покажем, что такой взгляд неверен.

Также отмечается, что на тренинг приходят люди, жизненная ситуация которых очень тяжела, и поэтому сама по себе уже может стать причиной психоза. Конечно, такой аргумент не подходит для ситуаций, когда человек был вынужден посещать тренинг, например, по распоряжению работодателя. Но и в ситуации, когда человек платит за тренинг сам, сложность его жизни не снимает возможности возникновения психоза именно из-за всего того, чему человек подвергается на деструктивном тренинге. Ситуация развивает по схеме: пришел, чтобы вылечиться, а в итоге залечили…

Цель данного текста – показать, каким образом может возникать психоз под влиянием деструктивного тренинга.

Этиология эндогенных психических болезней (т.е. причины возникновения психозов, которые не вызваны физиологическими нарушениями) сегодня не является до конца изученной, однако уже на современном этапе развития науки можно сделать ряд предположений о том, как возникает психоз из-за деструктивного тренинга. И вот несколько факторов, которые, будучи неотъемлемыми элементами деструктивного тренинга, способны свести человека с ума.

1. Стресс. На деструктивном тренинге неизбежно возникает стресс, причем вызванный непривычными стрессорами, чрезмерно сильный, продолжительный и неконтролируемый. Такой стресс, будучи одним из основных особенностей деструктивного тренинга, является серьезным испытанием для психики. Это испытание само по себе вполне может привести к манифестации психотических симптомов. В частности, на деструктивном тренинге участник оказывается в ситуации, которая порождает так называемый «эффект выученной беспомощности», который сегодня соотносится с таким психическим заболеванием, как депрессия. Выученная беспомощность возникает, когда человек находится в травмирующих обстоятельства, которые он никак не может контролировать. Действительно, на деструктивном тренинге человек подвергается унижениям, сильной фрустрации, психической, а иногда и физической, боли, оскорблениям, групповой травле, но он не может покинуть тренинг, поскольку его удерживают, иногда даже физически. Именно в такой ситуации и возникает выученная беспомощность. Человек, переживает стресс деструктивного тренинга, как тяжелую травму, не может понять, как он попал в такую ситуацию, винит себя за свою глупость и слабость, не может избавиться от боли, страха, чувства, что его унизили, растоптали, не может поделиться с другими людьми, испытывает стыд и вину, и впадает в депрессию – сходит с ума. Эти симптомы имеют место, даже если человеку удалось покинуть деструктивный тренинг.

2. Самовозвеличивание. Многие упражнения деструктивного тренинга описываются их создателями как направленные на провокацию веры в себя. Однако в итоге возникает не вера в себя, а самолюбование и самовозвеличивание. Человеку внушается, что он может все, что он лидер и хозяин жизни. Какая же психическая болезнь может возникнуть в результате?

Противоположностью депрессии как психоза является мания. Причем эти два психоза сливаются в один, когда психически больной человек то впадает в депрессию, то погружается в манию – эта психическая болезнь называется «маниакально-депрессивный психоз». Мания – это полная противоположность депрессии. Человек с маниакальным психическим расстройством увлечен собой, чувствует в себе избыток энергии, чрезмерно активен, говорлив, не может сидеть на месте, у него возникает бред изобретательства, поток идей, которые подлежат немедленной реализации, чрезмерная, неадекватная сексуальность, в эмоциональном плане такой больной пребывает в эйфории, в общении демонстрирует бравурную, гипертрофированную самоуверенность. Не трудно заметить, что такой деструктивный тренинг, как тренинг лидерства, прямо направлен на создание подобного психического состояния. То есть, желая стать лидером под влиянием деструктивного тренинга, человек на самом деле заболевает манией или становится маниакально-депрессивным психотиком.

3. Один из мощных факторов возникновения психических расстройств, в том числе психозов – это вмешательство сознания туда, куда оно вмешиваться не должно. Многие упражнения деструктивного тренинга – различные медитации, визуализации, исповеди перед группой – как раз фиксируют сознание человека на том, что осознавать вредно. В итоге возникают навязчивые мысли, которые человек воспринимает как чужие. Такое отношение к мыслям и чувствам культивируется и самим деструктивным тренером: «боритесь с внутренним козлом в себе!», «боритесь с тенью!», «боритесь с неудачником внутри себя!» Указанная симптоматика (навязчивые мысли, чрезмерная погруженность в себя, застревание сознания на одной мысли) характерна для шизофрении, которая и возникает под влиянием  деструктивного тренинга.

4. Декларируя цели изменения личности, деструктивный тренинг вызывает у человека деформацию образа самого себя: своей внешности, своего тела, своих мыслей и чувств, своей личности. При этом деформируется не только восприятие себя, но и восприятие реальности в целом. Человек начинает видеть себя искаженно, нереалистично, как и мир вокруг себя. Существенно, что эти деформации восприятия происходят лавинообразно, катастрофически быстро и неконтролируемо, в присутствии агрессивно поддерживающих эти деформации людей и под мощным психическим прессингом. Вдобавок, такие деформации, такие искажения могут быть очень существенными. Опасно и само содержание этих деформаций – иррациональные, искажающие реальность идеи (мистические, экстрасенсорные, астральные), наполненные чрезмерно интенсивными переживаниями и не понятные обычным (здоровым) людям. Такие деформации восприятия имеют название в психиатрии. Речь идет о деперсонализации и дереализации. Эти симптомы также характерны для различных форм шизофрении.

5. На деструктивном тренинге из-за мощного психического прессинга тренера и подчиняющейся ему группы (а такое давление человек не всегда осознает) возникают переживания психического автоматизма, непроизвольности психических реакций, ощущение необъяснимой подвластности, потери контроля над собой. Деструктивный тренер начинает наделяться необъяснимыми способностями влияния. Человек видит своего гуру в своих снах, ему кажется, что гуру вселяется в него, что он сам превращается в своего гуру. Кстати, такие идеи часто высказываются самими деструктивными тренерами: «делайте как я!», «я позитивно воздействую на вас не только на тренинге…», «мой образ навсегда останется с вами!» Такие симптомы по сути составляют клиническую картину синдрома Клерамбо-Кандинского. Этот синдром выступает проявлением серьезного психического заболевания, шизофрении и может сопровождаться бредом преследования или даже парафренным бредом. Жертвы деструктивного тренинга не могут отделаться от навязчивых мыслей, что тренер продолжает воздействовать, внушает телепатически вернуться в группу, мешает добиваться успеха экстресенсорными методами, и даже воспринимают свою душу как проданную тренером дьяволу.

6. Одним из механизмов возникновения шизофрении по Г. Бейтсону является частое попадание человека в ситуацию так называемой «двойной связки» (double bind). Эта ситуация характеризуется тем, что человек получает два противоречивых приказа, стимула, реализовать которые вместе невозможно, причем и выбрать один из них также не возможно. Эта ситуация напоминает описанную в истории о буридановом осле, который не смог выбрать из двух стогов сена и в итоге умер от голода. На деструктивном тренинге действительно очень часто возникают ситуации, когда участник тренинга испытывает боль, но должен воспринимать ее не как наказание, а как средство личностного роста, должен одновременно любить и ненавидеть себя, не скрывать и скрывать свои мысли и чувства, отвечать на агрессию и, одновременно, полностью принимать агрессора. Эти ситуации усугубляются непонятным, двусмысленным языком деструктивных тренеров, их обтекаемыми фразами, типа: «вы, конечно, все ничтожества, но именно поэтому вы настоящие лидеры», «я вас презираю, но вы тоже презираете себя, потому, что вы лучше других», «вы неудачники не потому, что боитесь успеха, а именно потому, что боитесь его», «будьте сильными, не подчиняйтесь никому, а сейчас побегайте нагишом просто потому, что я так сказал», «не подчиняйтесь ни себе, ни мне, будьте совершенно свободны!», «не думайте о том, как быть лидером, просто будьте им!», «не пытайтесь изменяться сознательно, вы уже изменились, или наоборот». Говоря упрощенно: принять такие фразы и ситуации можно, только расщепив свой разум, а расщепленный разум – это точный перевод слова «шизофрения».

6. Характеризуется шизофрения и тем, что психика шизофреника, его мышление, общение – все построены на нетранзитивных значениях. Другими словами, понять шизофреника очень сложно или вообще не возможно. Обычные слова для него стали обозначать совершенно не то, что они обозначают для большинства людей. Именно такие деформации общепринятых значений возникают в результате деструктивного тренинга. Более того, значительная часть упражнений деструктивного тренинга прямо направлена на разрушение привычных значений привычных слов, таких, как «успех», «любовь», «благополучие», «мораль». Ситуация усугубляется тем, что в процессе деструктивного тренинга в сознание людей внедряют новые слова, имеющие странные, необычные, искажающие реальность значения: «достигатор», «клир», «субмодальности», «инграммы», «метопрограммы», «бредогенератор», «крышеснос», «озо», «энергизм». В результате человек теряет коммуникативные связи с обычными людьми, не может четко осознать контекст общения, становится непонятным для окружающих, странным. Все эти симптомы характерны для ряда форм шизофрении, в том числе для шизофрении пограничной.

И это лишь неполный перечень факторов возникновения психоза в результате деструктивного тренинга, которые описаны очень кратко, конспективно. Тем не менее, это описание позволяет ясно увидеть, что деструктивный тренинг сам по себе с успехом может вызывать психоз (манию, депрессию, шизофрению), по крайней мере – реактивный, то есть в полном смысле сводить с ума.