Почему в России не развивается рынок психотерапии

Ну, прежде всего, нужно пояснить, что ниже мы будем рассуждать о психотерапии в ее западных формах, таких как психоанализ, гештальт-терапия (Ф. Перлз), экзистенциально-гуманистическая терапия (Р. Мэй и мн. др.), клиент-центрированная терапия (К. Роджерс) и др. Именно рынок этих психотерапий, уже давно сформированный на Западе, не развивается в России.

Так почему же этот рынок не развивается?

Нет узнаваемого продукта. Рынок любого продукта развивается, когда есть спрос именно на этот продукт. Спрос правильно сформирован тогда, когда конкретен, привязан к конкретным продуктам, имеющим свое хорошо узнаваемое лицо. Следовательно, первая причина того, что рынок психотерапии не развивается заключается в том, что спрос на западную психотерапию не оформлен, поскольку у этой психотерапии нет своего лица, не сформирован узнаваемый образ. Лица и образа нет во многом потому, что они не создаются специально. А самостоятельно они сформироваться не могут, поскольку психотерапия – это область сложная для понимания простыми людьми, и она работает с потребностями, которые трудно осознать, которые зачастую вообще не рассматриваются русскими людьми как подлежащие удовлетворению.

В Америке, конечно, ситуация радикально отлична. Например, там психотерапия уже так прочно вошла в жизнь граждан, что выступает важным компонентом массовой культуры, в частности, сюжетов целого ряда популярных фильмов, таких, например, как «Основной инстинкт», «Цвет ночи», «Анализируй это», «Анализируй то», «Молчание ягнят». У нас ничего подобного нет.

Узнаваемый образ западной психотерапии трудно сформировать еще и потому, что никакой «западной психотерапии», по сути, нет, а есть лишь множество совершенно не похожих друг на друга течений от старичка-психоанализа до откровенно околонаучных форм типа холотропной тренировки, нейролингвистического программирования и методов расстановки умерших предков (Б. Хеллингер).

Есть и еще один важный момент. Поскольку долгое время в России любые проблемы с психикой воспринимались как психиатрические, как сумасшествие, то психолог воспринимается в нашей стране обывателем как врач. А обращение к врачу, имеющему дело с психикой, – это форма резко негативной социальной стигматизации, фактически, признание себя сумасшедшим, т.е. неполноценным. Такой образ, присутствующий в массовом сознании, тоже вносит свой негативный вклад в формирование в РФ рынка психотерапии.

Западная психотерапия, занимает маргинальное положение в массовом сознании россиян. Фактически, она располагается где-то среди народных целителей, тоталитарных сект, оккультизма и кустарных, самиздатовских методов самосовершенствования.

Неясность статуса. Ситуация осложняется еще и тем, что не ясен и официальный статус западной психотерапии в нашей стране. В России врач-психотерапевт не обязан проходить специальное обучение западным формам психотерапии. У нас есть своя психотерапия, представляющая собой медицинскую специальность и основанная, прежде всего, на внушении и физиологии высшей нервной деятельности. Подготовку того или иного качества и уровня по западной психотерапии сегодня в России получают, в основном, психологи. Поэтому, скорее всего, их квалификация в применении методов различных течений западной психотерапии очень низкая, ведь ведущие зарубежные центры подготовки психотерапевтов требуют от абитуриентов верифицируемый клинический опыт, которого не может быть у российских психологов.

Возможно, это связанно с тем, что русская психотерапия как медицинская специальность вполне самодостаточна, а вот отечественным психологам, действительно, не хватает в своем арсенале практических методов – отечественная психология долгое время была преимущественно академической наукой, а ее практические методы работают преимущественно в сфере общего среднего образования, эргономики, реабилитации раненых.

Но несмотря на две описанные выше серьезные причины отсутствия развития рынка психотерапии в РФ, кое-какой рынок все же сформировался. Правда, сегодня потребители западной психотерапии в России, т.е. основная масса клиентов уже подготовленных психотерапевтов – это в подавляющем большинстве (а) студенты-психологи, желающие освоить методы психотерапии, а также (б) уже обученные специалисты совершенно разных направлений, которые хотят сменить профессию на «психотерапевтическую». Кстати, нужно заметить, что обучение западной психотерапии предполагает обязательное прохождение психотерапии в качестве клиента. И конечно среди потребителей психотерапии есть еще специфическая категория женщин – это жены богатых мужчин, у которых много «лишних» денег и свободного времени, которое они заполняют посещением косметических салонов, фитнес-клубов и психотерапевтических групп, но это сравнительно малочисленная группа. Хотя многие психологи признаются в том, что эта категория клиентов – настоящая мечта.

В итоге у нашей стране сложилась странная ситуация: психотерапию проходят и психотерапии обучаются почти исключительно будущие или уже дипломированные психологи. Такие вот брадобреи, бреющие только брадобреев. При этом получаемые дипломы и сертификаты часто не являются общепризнанными документами о получении профессии, квалификации и если и действуют, то только в среде все той же западной психотерапии «отечественного розлива».

Замкнутый круг. Ситуация усугубляется тем, что многие современные российские «психологи» вообще не озабочиваются получением какой-либо психотерапевтической подготовки. Эти «специалисты» применяют методы психотерапии, что называется, «по книжкам», которые в изобилии издаются сегодня, а в ряде случаев вообще опираются на статьи и видеоролики из Интернета или даже просто на собственную фантазию. Во многом поэтому сегодня в России не просто не создается четкий, понятный потребителю и привлекательный для него образ психотерапии, но создается образ негативный, психотерапия воспринимается как неэффективные, но довольно затратные заклинания или вообще практика, опасная для здоровья (особенно опасны в этом плане трансперсональные «практики»).

Итак, человек, имеющий психологическую проблему, преодолел все препятствия, узнал, что такое западная психотерапия, ему это понравилось, он нашел кого-то, кто готов ему психотерапию предоставить, но попадает этот человек или к шарлатану, или ко вполне искреннему фантазеру, который считает себя в праве и в состоянии воздействовать на души людей. В итоге в лучшем случае, человек разочаруется в психологии, психологах и психотерапии. В худшем же случае он пострадает в финансовом или даже в физическом плане. Получается замкнутый круг: те, кто все же решил купить психотерапию, станут не ее приверженцами, а ее критиками.

Конкуренция. Вдобавок у западной психотерапии значительные сегменты клиентской базы отобраны сектами типа пятидесятников или сайентологов, всевозможными психотренингами лидерства, успешности, привлечения денег, управления судьбой, а также различными курсами экстрасенсорики, ясновидения и пр. Методы психотерапии не являются научными, они во многом, действительно, близки ко всему тому «шаманству» и шарлатанству, которое привлекает массы людей объявлениями о чудесном исцелении или возвращении мужа в семью.

Достаточно вспомнить, что книги по оккультизму, эзотерике, паранормальным явлениям являются сегодня на книжном рынке России лидерами продаж (наряду с книгами о звездах и знаменитостях).

Несоответствие русской культуре. Но самое главное психотерапия, зародившаяся на Западе и коренящаяся в его культурных доминантах, по самой своей сущности не является приемлемой для сознания русского человека. Так, например, на Западе есть целая индустрия книг из серии «помоги себе сам», которые дают конкретные и однозначные ответы по решению конкретных проблем, в России же переводы этих книг, равно как и отечественные подражания западным авторам, далеко не так популярны. Благодаря классической литературе и, в конечном счете, благодаря православию, русским человеком проблема, боль, неуспешность, неустроенность воспринимаются не как то, что надо преодолеть чисто практически, а как наказание, искупление, как то, что надо пережить, прожить, выплакать, выстрадать. В этом фундаментальная разница между американским и российским сознанием.

Кроме того западная психотерапия предполагает обязательную индоктринацию идеями, которые плохо приживаются на российской почве в силу опять-таки того, что они совершенно не соответствуют культурным доминантам российского общества. Эти идеи или чересчур либеральны (например, психоаналитические идеи о свободном сексе или идеи самоактуализации) или же слишком прагматичны.

Можно предположить, что благодаря радикальному плюрализму, царящему в духовной сфере (если ее можно такой считать) американского общества, психотерапия там является современной формой религиозности, тогда как в России нужды в такой модернизированной форме религиозности нет. Другими словами, можно представить примерно следующую ситуацию: русский человек приходит к психотерапевту, который подобно священнику индоктринирует его идеями мировоззренческого и экзистенциального характера, и понимает, что лучше бы он пошел в настоящую церковь или, на худой конец, к экстрасенсу – там доктрины идеи и проще и ближе. Заметьте, врач не индоктринирует человека, а просто выписывает ему лекарства или кладет на хирургический стол, но западная психотерапия не может работать в таком формате. В итоге возникает сильный когнитивный диссонанс: шли к врачу, а попали к священнику.

Поэтому, на мой взгляд, развитие рынка западных форм психотерапии в России бесперспективно и надо изобретать что-то свое, соответствующее культурным доминантам нашей страны, например, развивать различные цивилизованные и научно обоснованные формы обучения социальным умениям.

Еще по теме:
Психология на практике?
Проблемы психологического консультирования