Эффект Струпа

Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим

Козьма Прутков

А если тебе показывают картинку и просят назвать цвета слов, не стоит сразу закатывать глаза, копируя Роберта Дауни-младшего со знаменитого мема. Возможно, задача будет не столь простой, как кажется. Особенно если слово «КРАСНЫЙ» написано зеленым цветом, а «ФИОЛЕТОВЫЙ», скажем, желтым. 

Вот и как тут быстро отвлечься от значений слов, если с детства мы слышим, «как хорошо уметь читать»?!

Как это было?

Впервые эксперимент со словесно-цветовыми сочетаниями был предложен еще в 1883 году Вильгельмом Вундтом.

Опыт успешно прижился на почве американской психологии и ныне известен как Stroop Effect (Stroop Test\Task) по имени Джона Ридли Струпа, который создал вариант теста, ставший классическим.

Итак, в стандартном исполнении испытуемым предлагалось три карты.

Первая содержала названия цветов: синий, красный, желтый и так далее (цвет всех слов - черный).

Вторая – квадраты разных цветов без какого-либо текста: синий квадрат, красный, желтый и другие.

Третья была словесно-цветовым миксом. Слова обозначали цвета, не совпадающие с цветами чернил. Например, «красный» был написан зеленым цветом, «синий» - желтым и далее по такому же принципу. При этом избегалась выраженная закономерность. То есть, любое слово могло быть любого цвета.

Соответственно, предлагалось четыре типа заданий:

  1. Прочитать слова с первой карты.
  2. Назвать цвета квадратов со второй карты.
  3. Прочитать слова с третьей карты (задача – игнорировать цвет чернил).
  4. Назвать цвета слов с третьей карты (задача – игнорировать смысл слова).

В ходе эксперимента было замечено, что наибольшую трудность вызывает четвертое задание, хотя цвета слов, напротив, практически не затрудняли их прочитывание.

«Не верь глазам своим» или немного о когнитивных искажениях

Явление, при котором одна информация накладывается на другую, называется интерференция. Интересно, что первичным для нас оказывается именно текст, а не его цвет, что и провоцирует трудности с называнием цвета. Мы неизбежно попадаемся в ловушку, называемую «когнитивным искажением». Иными словами, в механизм произнесения цвета слова вмешивается его значение, осуществляя сбой и искажая наше восприятие. Конечно, в итоге мы справляемся с заданием и преодолеваем возникающие трудности, но на это требуются определенные усилия и время.

О том, «где собака зарыта»

Несомненно, речь – величайшее «изобретение» человечества. Считается, что именно этот феномен выделяет мозг человека из животного мира, он неразрывно связан с мышлением и сознанием. Вслед за речью устной появилась речь письменная, и, разумеется, это «звенья одной цепи». В частности, за формирование и распознавание речи отвечают вполне определенные отделы головного мозга, не совпадающие с отделами, распознающими непосредственно цвета. Именно на этом этапе – на этапе произнесения цвета – у нас и возникают самые большие трудности в эксперименте, ведь нас автоматически тянет прочитать, произнести само слово.

Что будет, если...?

Интересно заметить, что эффект наблюдается только в том случае, если в качестве «окрашенных слов» нам предлагают названия цветов, причем, разумеется, на понятном нам языке. Что же будет, если испытуемым предложить назвать цвета совершенно отвлеченных слов? Вне сомнений, они без проблем справятся с заданием.

Таким образом, чтобы нас «запутать» и вызвать столь желанный эффект, коварному экспериментатору необходимо вызывать у нас два цветовых образа одновременно: один задействует нашу память значением слова и актуализирует образ цвета написанным понятием, а другой образ вызывается непосредственно цветом. То есть, если по какой-то причине мы перестаем воспринимать смысл слова, или он не вызывает у нас цветовой образ, «конфликта» - а значит, и эффекта – не возникает.

Ребята, давайте жить дружно!

Итак, возможно ли нам «примирить» две области мозга, борющиеся между собой при выполнении задания? В определенной степени да. При многократном выполнении четвертого задания – называния несоответствующих словам цветов – наблюдается увеличение скорости правильного произнесения. Впрочем, есть данные о том, что со временем цвет «перетягивает» все внимание на себя и начинает влиять на скорость чтения в противоположном (третьем) задании. Однако этого не стоит опасаться, поскольку баланс в скором времени восстанавливается, и переключаемся мы быстрее и быстрее.

Не так прост, как кажется

За долгую историю несложного по техническому оснащению эксперимента у ученых была возможность рассмотреть различные его аспекты. Так, сравнивали результаты испытуемых разных полов, возрастов, физиологических и психических состояний, и были обнаружены определенные закономерности. Поскольку результаты исследований очень обширны, а их трактовки варьируются в зависимости от воззрений ученых, нет смысла приводить их целиком. Однако стоит заметить, что эффект Струпа – неоднозначный феномен, задействующий много когнитивных механизмов. Большой акцент делается на степени автоматизации некоторых процессов, таких, как прочитывание слова – возможно, мы даже не вникаем в его смысл, когда ошибаемся и вместо цвета читаем слово. Таким образом, для того, чтобы максимально достоверно описать эффект, рассматривать когнитивные процессы следует в совокупности, а это дело непростое.

Кому это надо?

В силу многомерности эффекта Струпа, область его применения достаточно обширна. На данный момент на его основе создан ряд тестов и тренажеров, цели которых также разнообразны. В некоторых случаях задание призвано отследить психофизическое состояние испытуемого, в некоторых – относительную степень его внимания. Ставятся и другие цели.

В качестве тренажера эффект активно используется для развития когнитивной мобильности. Таким образом, мы учимся быстрее переключаться с одних функций на другие, поочередно задействуя различные отделы мозга: это повышает его адаптивность и обеспечивает более успешное выполнение разноплановых задач.